коррекция зрения
Главная » Улучшаем зрение

Григорий Хлебопрос


Григорий Хлебопрос. История обретения зрения

Родители дали ему имя Рем – "Революция" и "Мир". Подобные аббревиатуры тогда были в моде.
Мать преподавала в сельской школе. Отец стал одним из первых организаторов коммун на Херсонщине, а позже – слушателем коммунистического университета народов Запада, ковавшего кадры для мировой революции. Его сокурсниками были немецкие и польские коммунисты, им читали лекции Коллонтай и Сталин.
Григорий Хлебопрос принадлежал к категории неистребимых идеалистов. На одной из дискуссий по национальному вопросу он назвал идею создания еврейской автономии на Дальнем Востоке "антисемитской". Ему возразили, разгорелся спор... Автор идеи стоял в сторонке, посасывая трубку, и внимательно следил за дискуссией.

Через два дня Григория Хлебопроса отчислили из университета. Возможно, это сохранило жизнь ему и семье.
Войну семья встретила в Луцке, недалеко от границы. Рано утром одиннадцатилетний Рем услышал канонаду и, высунувшись из окна, увидел танк с чёрным крестом на башне. Он крикнул матери: "Немцы!" – и та дворами вывела детей к мосту через реку Стырь.

Мост защищал батальон ополчения, там был отец, но они не встретились – толпа беженцев увлекла их на другой берег.
После Победы Хлебопросы осели в Киеве. Жили в Печерской лавре. Монастырь разогнали в 20-е годы, теперь это был район Киева, где обитала голытьба: беженцы, бродяги, нищие, уголовники.

Но в семье Хлебопросов царил культ книги, Рем ещё до войны зачитывался "Занимательной физикой" Перельмана и романами Жюля Верна, а в эвакуации сам составил программу по физике, математике, биологии, литературе – и зубрил, не давая себе спуску. И в 1948 году поступил в университет.
Он колебался между физикой и биологией. Стране были позарез нужны талантливые физики: у американцев уже появилась атомная бомба, а у нас – нет. А талантливых биологов оказалось и так слишком много, что выяснилось через год, когда биология попала под нож лысенковщины. На биофаке Рема с его украинско-еврейскими корнями непременно зачислили бы в вейсманисты-морганисты, со всеми вытекающими последствиями.

А по окончании физфака его всего лишь не допустили в аспирантуру. Учитывая затевавшийся процесс врачей-вредителей и всенародную кампанию против безродных космополитов, он отделался сравнительно легко.
После университета Рем Хлебопрос стал преподавателем в одном из техникумов Нижнего Тагила. И тут случилось непоправимое: во время опыта в его руках взорвалась колба, осколки попали в глаза. Из полного сил и планов молодого специалиста он превратился в инвалида первой группы.

Левым глазом ещё что-то смутно различал, правый – ослеп...
Приятель Слава Грузман, главный технолог литейного цеха Уралвагонзавода, чтобы отвлечь Рема, рассказывал о своих проблемах. Завод производил танки – это была военная тайна, известная всему Нижнему Тагилу. В литейном цехе отливали танковые плиты.

Две трети продукции шло в брак: металл, расплавленный до двух тысяч градусов, разрушал земляную форму, плита выходила корявая – летели планы, сыпались выговоры...
Как-то сидя у печки и следя за догорающим мусором (огонь он ещё различал), Рем обратил внимание, что алюминиевая фольга от конфет не горит. Собственно, он это и раньше знал, но... Мысль, пришедшая в голову, ошеломила своей простотой: металл надо лить в форму, предварительно выложенную фольгой!

Алюминий, конечно, не выдержит двух тысяч градусов и через какое-то время сгорит, но за это время металл покроется коркой.
Пришёл Грузман, и они, уже вместе, всё просчитали: толщину фольги, время остывания... После экспериментальной отливки плита вышла гладкая и чистая. Рем предложил ещё для охлаждения использовать жидкий азот, но от него отмахнулись.

А когда лицензию на изобретение стали раскупать за границей, американцы через полгода сами додумались до жидкого азота.
Теперь, имея авторское свидетельство, Рем Григорьевич Хлебопрос – с этого времени нашего героя стали называть по имени-отчеству – знал себе цену. Он сделал то, что было не под силу зрячим, – усовершенствовал технологию отливки стали. Подготовил – в уме! – кандидатскую диссертацию. Научился читать публичные лекции, сопровождая их записями на доске (искусство слепого письма осваивал полтора года).

Определяя по голосу облик собеседника, Хлебопрос добился, чтобы у него уже не было "слепого" лица.
В Красноярске, куда он переехал с семьёй, случилась забавная ситуация. Его принимали на работу в политехнический. Довольный собеседованием, заведующий кафедрой попросил его написать заявление и заполнить анкету.

И только тогда выяснилось, что соискатель ничего не видит...
Здесь, в Красноярске, Хлебопрос подружился с А.М. Родичевым, физиком-магнитологом. Уже через три месяца совместной работы они отправили статью в ленинградский журнал "Физика твёрдого тела".

Сам академик Л.В. Киренский поздравил их с публикацией. Затем друзья взялись за исследование тонких магнитных плёнок, которые используются в вычислительной технике.

В своё время над этой проблемой работали такие знаменитости, как Гинзбург, Ландау, Гильберт. Хлебопрос защитил кандидатскую диссертацию, готовился к докторской...
И тут он увлёкся идеей университетского преподавателя академика Н.Н. Боголюбова. Речь шла о методике определения основных параметров устойчивости любой системы – будь то механизм, животное, социум или даже экосистема. Дальнейшее описание жизни доктора физико-математических наук, профессора экологии, заведующего теоретическим отделом Красноярского института биофизики Р.Г. Хлебопроса предсказуемо: его учениками была разработана теория устойчивости автономных биологических систем. "Биос-1", "Биос-2", "Биос-3", созданные под руководством профессора Б.Г.

Коврова, работали в Красноярске еще в 70-х годах. Американцы когда-то ухлопали на свою "Биосферу-2" 168 млн долларов, но так и не добились того, что удалось красноярским учёным.
В 1991 году Хлебопросу сделали операцию в Бостоне, и теперь, после двадцатилетнего перерыва, он снова читает и пишет. Его всё больше интересуют социально-экономические аспекты экологических проблем. Несколько лет назад он организовал в Красноярске конференцию на тему "Экология и бизнес". Пока это словосочетание так же гармонично, как, предположим, "хард-рок и крылышко стрекозы".

Но у профессора Хлебопроса появилась новая идея...
Красноярск


28 мая 2020 года

Комментариев пока нет!
Ваше имя *
Ваш Email *

Сумма цифр справа: код подтверждения