коррекция зрения
Главная » Аппаратура и технологии

Косоглазие при дцп


Косоглазие при дцп

Результаты хирургического лечения косоглазия у больных детским церебральным параличом

Данные литературы и проведенные нами наблюдения свидетельствуют о высокой частоте косоглазия в популяции лиц с детским церебральным параличом (ДЦП) (31,4-74,7%) [2, 3, 5-8, 12, 13, 15], а по данным обращаемости к окулисту она составляет около 90% [3]. Отмечен осложненный характер косоглазия при ДЦП: у значительной части детей оно врожденное (83,8%), постоянное (66,1%), неаккомодационное (72,8%); более чем у половины больных (53,9%) встречается вертикальное отклонение [3]. Имеется положительный опыт ортоптического лечения косоглазия у лиц с ДЦП и относительно небольшими углами косоглазия — достижение ортотропии и бинокулярного зрения соответственно у 20,7% и 11,5% детей, уменьшение девиации и развитие одновременного зрения соответственно у 32,2% и 25,3% [4]. Другие же авторы отмечают, что консервативное лечение косоглазия у детей с ДЦП проводится с трудом, и рекомендуют раннее оперативное вмешательство по согласованию с детским невропатологом [11]. Вместе с тем, среди офтальмологов бытует мнение о том, что косоглазие у лиц с ДЦП в детском возрасте устранять не следует из-за опасности общего наркоза у таких пациентов. Однако имеющиеся в литературе единичные сведения [10, 14] свидетельствуют о целесообразности хирургического лечения косоглазия у этих лиц. Впрочем, из данных литературы неясно, что означает такая оценка эффективности операции, как «косметически приемлемый результат» или «удовлетворительный результат», полученные после оперативного лечения: полное ли устранение косоглазия или его уменьшение. Следует также отметить значительную частоту (11%) гиперкоррекции (появления вторичной эзотропии) после хирургического лечения эзотропии в работе [9].

Цель.

Изучить эффективность хирургического лечения косоглазия у больных ДЦП в плане достижения ортотропии и восстановления бинокулярного зрения.

Материал и методы

Под нашим наблюдением находилось 53 ребенка в возрасте от 1 года до 17 лет с различными формами ДЦП: со спастической диплегией — 21 пациент, со спастическом тетрапарезом — 8, с атонически-астатической формой — 7, с гемипарезом — 9, с гиперкинетической формой — 1; с неуточненной формой ДЦП — у 7.

Это были дети либо с исходно большими углами косоглазия, либо с отсутствием эффекта от длительного ортоптического лечения. Методы исследования: визо- и рефрактометрия; определение характера бинокулярного зрения на цветотесте и фузионной способности на синоптофоре; измерение угла косоглазия по методу Гиршберга (при малых углах до 10° — с помощью призм); определение подвижности глазных яблок в 8 меридианах; оценка состояния конвергенции; исследование переднего отдела глаз, преломляющих сред и глазного дна. Хирургическое лечение косоглазия заключалось преимущественно в операциях типа рецессии и резекции глазодвигательных мышц.

Результаты

Таблица 1 Сравнительные данные о положении глаз, состоянии бинокулярного зрения и фузионной способности после операции устранения косоглазия у дошкольников и школьников с ДЦП (непосредственно после операции)

Таблица 2 Положение глаз, состояние бинокулярного зрения и фузионной способности после операции устранения косоглазия у детей с ДЦП по данным отдаленных наблюдений

Косоглазие в большинстве случаев возникло в грудном возрасте, при этом оно было замечено с рождения у 33 детей, в возрасте от 1 до 12 мес. — у 16, в возрасте от 1,5 до 3 лет — у 4 детей. Во всех случаях отмечена патология беременности и (или) родов: токсикоз беременности — в 1 случае, резус-конфликт — 1, отслойка плаценты — 1, безводный период — 4, недоношенность — 22, двойня — 3, стремительные роды — 3, стимуляция родовой деятельности — 1, акушерское пособие — 2, родовая травма — 3, обвитие пуповины — 4, асфиксия в родах — 4, затяжные роды — 1, кесарево сечение — 4, инсульт после родов — 1.

Косоглазие было сходящимся у 39 детей, расходящимся — у 12, вертикальным — у 2. Соотношение больных сходящимся и расходящимся косоглазием в нашей группе (74%:23%) примерно соответствовало данным литературы, свидетельствующим о значительной относительной частоте расходящегося косоглазия в популяции косящих детей с ДЦП (22-35%) [6, 12], что существенно отличается от таковой в популяции косящих детей без ДЦП (10%) [1] и свидетельствует о частом вовлечении в патологический процесс при ДЦП III пары черепно-мозговых нервов.

Из числа 39 больных изотропией сопутствующее вертикальное отклонение было у 21, при этом одно- или двустороння гипертропия отмечена у 17, а разнонаправленная вертикальная девиация — у 4. Из числа этих же 39 больных у двух косоглазие было паралитическим и у 19 — паретическим с незначительным ограничением подвижности глаз в сторону абдукции на 5-7°. Сопутствующий горизонтальный нистагм отмечен у 8 больных: у 1 — толчкообразный, у 2 — маятникообразный, у 5 — латентный. Конвергенция была в норме у 14 детей, ослаблена либо отсутствовала — у 25. У 1 ребенка эзотропия сочеталось с V-синдромом, у 1 ребенка — с Х-синдромом.

Из числа 12 больных расходящимся косоглазием у 10 оно было первичным, а у 2 — вторичным (после операций устранения сходящегося косоглазия, произведенных в других лечебных учреждениях). У этих двух больных было также сопутствующее вертикальное отклонение: у 1 — двусторонняя гипертропия и V-синдром и у 1 — периодическая гипотропия. Из числа 10 детей с первичным расходящимся косоглазием у одного была также разнонаправленная вертикальная девиация. Среди больных с экзотропией у одного косоглазие было паралитическим и у 4 — паретическим с ограничением подвижности в сторону аддукции на 5-7°. Конвергенция отсутствовала у 8 больных экзотропией, была ослаблена у 4. У 1 больного был частичный псевдоптоз верхнего века. У 2 детей отмечен сопутствующий нистагм: у 1 — маятникообразный и у 1 — толчкообразный.

У двух больных с вертикальной девиацией отмечалась периодическая монолатеральная гипертропия с гиперфункций нижней косой мышцы у одного ребенка и гиперфункцией верхней прямой мышцы у другого.

Величина угла сходящегося косоглазия без очков составила: до 15° — 13 больных, 16-30° — 20 больных, более 30° — 6 больных; в очках — соответственно у 11, 6 и 3 больных. Величина расходящейся девиации без очков была следующей: до 15° — 3 детей, 16-30° — 6 детей, более 30° — 3 детей; в очках: до 15° — 3 детей, 16-20° — 1 ребенок. В целом по группе имевшая место вертикальная девиация без очков составила: до 15° — 23 больных, 16-30° — 3 больных; в очках: до 10° — 8 детей, 11-15° — 4 детей, 16-20° — 1 ребенок. Следует заметить, что очками пользовались только дети с аномалиями рефракции.

Исследование на цветотесте показало наличие монокулярного зрения у большинства больных (36 из 53), у остальных 17 исследование не удалось либо по причине малого возраста или непонимания поставленной задачи (у детей с задержкой психического развития), либо в связи с низкой остротой зрения обоих глаз (менее 0,1). Исследование на синоптофоре также не удалось провести у 20 детей по причинам, изложенным выше; у остальных были выявлены функциональные скотомы различных размеров.

В предоперационном периоде 18 детей проводили активное плеоптическое лечение современными методами. Исследование остроты зрения (ОЗ) непосредственно перед операцией показало, что при сходящемся косоглазии только на 11 глазах из 78 она была нормальной (0,85-1,0 и выше); у остальных отмечены различные степени её снижения (от 0,8 до 0,03 — 61 глаз) либо невозможность её определения (6 глаз). При расходящемся косоглазии нормальная ОЗ отмечена на 9 глазах из 24, пониженная ОЗ в пределах 0,7-0,1 констатирована также на 9 глазах, на 6 глазах остроту зрения определить не удалось. У 2 больных вертикальным косоглазием (4 глаза) ОЗ была в пределах от 0,8 до 0,15. В целом по рассматриваемой группе причины снижения ОЗ были следующие: амблиопия различных видов и степеней (64 глаза из 106 — 60,4%), частичная атрофия зрительных нервов (14 глаз — 13,2%), недоразвитие зрительного анализатора (8 глаз — 7,5%).

Приведенные данные свидетельствуют о наличии у наблюдаемых нами больных ДЦП сложных глазодвигательных нарушений, сочетающихся в большинстве случаев с сенсорными расстройствами.

Оперативное устранение косоглазия предпринято всем детям. Возраст проведения операции был следующим: от 1 года до 7 лет — 27 детей, от 7,5 до 10 лет — 16 детей, от 10,5 до 13 лет — 2 детей, от 13,5 до 17 лет — 8 детей. Таким образом, преобладающее большинство пациентов (43 из 53) были прооперированы в первое десятилетие жизни.

Прежде чем оперировать ребенка, мы тщательно собирали анамнез, опрашивали родителей на предмет перенесенных ранее оперативных вмешательств и состояния его во время и после общего наркоза. По согласованию с невропатологом и анестезиологом принималось решение о возможности проведения операции под общей анестезией.

При подготовке к общему наркозу проводилась стандартная премедикация 0,1%-ным раствором атропина сульфата и 1%-ным раствором димедрола (в общепринятой анестезиологами дозировке по возрасту и весу ребенка). Общая анестезия проводилась кетамином или калипсолом (в возрастной дозировке с учетом веса ребенка) с обязательным введением реланиума или седуксена (0,1 мл на 1 год жизни ребенка, а также принимая во внимание его общее состояние).

При наличии судорожного синдрома (или при судорожной готовности) анестезиологом решался вопрос о характере анестезии, которая не спровоцировала бы судороги. После проведения общего наркоза, с целью предупреждения синдрома послеоперационной тошноты и рвоты, вводились кокарбоксилаза и осетрон (также в возрастной дозировке). В течение суток после операции осуществлялось наблюдение за общим состоянием ребенка.

Характер операций по поводу косоглазия у детей с ДЦП был примерно таким же, как и у детей без этой патологии; преимущественно производились операции типа рецессии и резекции глазодвигательных мышц. При сложных видах косоглазия по возможности устраняли одновременно как горизонтальную, так и сопутствующую вертикальную девиацию.

При сходящемся косоглазии по одному разу были прооперированы 34 ребенка, по 2 раза — 5. При расходящемся косоглазии одна операция была произведена 7 больным, 2 операции — 4 больным, 3 операции — 1 больному. При вертикальном косоглазии двум больным произведено по одной операции.

Большинству больных (49 из 53) для устранения или уменьшения девиации потребовались операции на двух, трех или четырех мышцах, при этом 116 оперативных вмешательств произведено на горизонтальных прямых, 13 — на вертикальных прямых, 4 — на нижних косых мышцах.

Приводим основные варианты произведенных операций.

При альтернирующей эзотропии до 15° включительно производилась двустороння рецессия внутренних прямых мышц 4-5 мм (при девиации до 10-12° — 4 мм, 15° — 5 мм); средняя степень уменьшения угла косоглазия составила 11,7±1,3°. При более выраженных углах (20-60°) производилась двусторонняя рецессия внутренних прямых по 6 мм, при этом средняя величина уменьшения девиации составила 20,3±2,2°. Следует заметить, что в случаях, когда косоглазие сопровождалось слабостью конвергенции, мы рецессию внутренних прямых более 5 мм не производили, даже при исходных больших углах косоглазия. При наличии остаточного угла и отсутствии эффекта от ортоптического лечения через 5-6 мес. производился второй этап оперативного лечения, характер которого варьировал в зависимости от вида девиации (горизонтальная, вертикальная, смешанная), величины остаточного угла, тонуса мышц.

При односторонней эзотропии с девиацией 15-20° производилась рецессия внутренней прямой 5 мм и резекция наружной прямой 5 мм на косящем глазу, при этом средняя величина уменьшения девиации составила 16,0±1,2°. При девиации 25-45° производилась рецессия внутренней прямой 6 мм и резекция наружной прямой 6-8 мм (средняя величина уменьшения угла составила 26,7±1,5°).

При альтернирующей экзотропии и девиации 15-20° производилась двусторонняя рецессия наружных прямых по 6 мм (средняя величина уменьшения угла составила 14,0±1,0°); при девиации 25-45° производилась двусторонняя рецессия наружных прямых по 7 мм (средняя величина уменьшения угла составила 30,0±5,1°).

В 3 случаях характер операции был таким: у 1 ребенка произведена двухсторонняя рецессия наружных прямых по 5 мм и резекция внутренней прямой 5 мм на чаще косящем глазу (девиация в 20° была устранена); у 1 ребенка произведена аналогичная операция со степенью рецессии и резекции по 6 мм (девиация уменьшилась с 30 до 5°); еще у 1 больного произведена такая же операция со степенью рецессии и резекции по 7 мм (девиация уменьшилась с 45 до 15°).

В 3 случаях односторонней паретической экзотропии 45-60° произведена рецессия наружной прямой 6-7 мм и резекция внутренней прямой от 7 до 12 мм (в зависимости от величины угла и тонуса мышц). В связи с остаточным углом этим детям понадобился второй этап оперативного лечения (2 детям — повторная резекция внутренней прямой 6 мм на том же глазу и 1 ребенку — резекция внутренней прямой 6 мм на обоих глазах; девиация была устранена).

У 1 ребенка с паралитической экзотропией 70° произведено 3 этапа: помимо рецессии наружной прямой 8 мм и резекции внутренней прямой 8 мм еще дважды производилась резекция внутренней прямой на чаще косящем глазу (по 6 мм) и 1 раз — на парном глазу (7 мм); девиация уменьшилась с 70° до 10°.

У 2 больных с односторонней периодической гипертропией до 10° для устранения косоглазия достаточно было одной операции на гиперфункционирующей мышце: у одного больного — рецессии верхней прямой 4 мм; у другого — частичной миотомии нижней косой.

В результате произведенных операций косоглазие было полностью устранено у 35 из 53 детей (66%), периодическая остаточная девиация (0-8-10°) отмечена у 15 детей (28%), постоянная остаточная девиация (10-15°) — у 3 (6%). При сходящемся косоглазии эти показатели составили соответственно 69%, 28%, 3%; при расходящемся — соответственно 50%, 33%, 17%.

Показатели бинокулярного зрения (БЗ) при исследовании на цветотесте после операции были такими: неустойчивое БЗ отмечено у 4 детей (8%), одновременное зрение (устойчивое и неустойчивое) — у 11 (21%), монокулярное зрение сохранилось у 21 (39%), характер БЗ не удалось определить у 17 детей (32%).

Состояние фузионной способности на синоптофоре было следующим: слияние с ограниченной амплитудой фузии появилось у 6 больных (11%), функциональная скотома сохранилась у 27 (51%), не удалось провести исследование у 20 (38%).

Сравнительные данные о положении глаз, состоянии бинокулярного зрения и фузионной способности после операции у дошкольников и школьников представлены в табл. 1. Из таблицы видно, что имеется тенденция к более частому достижению ортотропии, неустойчивого бинокулярного зрения на цветотесте и слияния на синопофоре у школьников (соответственно 73, 12, 19%), чем у дошкольников (соответственно 59, 4 и 4%), однако различия между сравниваемыми частотами оказались незначимыми (р соответственно 0,29, 0,34 и 0,09). Впрочем, частота восстановления одновременного зрения (устойчивого и неустойчивого) была у школьников достоверно больше по сравнению с дошкольниками (35 и 7%, р=0,015). Это можно объяснить возрастными физиологическими особенностями ЦНС, в частности повышением интеллекта, улучшением внимания у детей с ДЦП с возрастом, а также более осознанным отношением больных к проведению исследований в школьном возрасте. Кроме того, имело значение также регулярное проведение соответствующего медикаментозного и физиотерапевтического лечения основного заболевания по назначению невропатолога, что положительно сказывалось как на общем состоянии детей, так и, соответственно, на состоянии органа зрения.

Отдаленные наблюдения удалось провести за 28 больными. Сроки наблюдений составили от 1 мес. до 11 лет, при этом от 1 мес. до 1 года наблюдались 12 детей, от 1,5 лет до 11 лет — 16. 14 из 28 детей в послеоперационном периоде проводили ортопто-диплоптическое лечение (развитие фузионной способности на синоптофоре, провоцирование диплопии в естественных условиях при помощи призм или цветных фильтров, компьютерные программы и др.).

Данные отдаленных наблюдений (табл. 2) свидетельствуют о том, что правильное положение глаз сохранилось примерно у такого же процента больных (61%), частота лиц с периодической остаточной девиацией от 0° до 8-10° составила 36%, у 1 больного констатирован остаточный постоянный угол 5°. Частота детей с неустойчивым бинокулярным зрением составила 18%, с одновременным зрением (устойчивым и неустойчивым) — 46%. Следует заметить, что устойчивое бинокулярное зрение не удалось получить ни у одного больного. Наличие слияния на синоптофоре выявлено у 46% детей, при этом у 7% из них достигнута нормальная амплитуда фузии; неустойчивое слияние отмечено у 18%, функциональная скотома сохранилась у 18% лиц.

Полученные нами результаты близки к таковым, приводимым в работе Halbot-Wilner et al. [9] и касающимся хирургического лечения неврологически отягощенных детей с отставанием в развитии, среди которых были и дети с ДЦП.

Хирургической гиперкоррекции в наших наблюдениях не было отмечено ни у одного больного, в отличие от данных Hiles et al. (1975), которые отметили наличие послеоперационной гиперкоррекции у 11% лиц с исходной эзотропией [10].

Вывод

Проведенные нами наблюдения свидетельствуют о том, что хирургическое лечение косоглазия является эффективным методом помощи большинству больных ДЦП не только в плане косметики, что немаловажно для детей с разнообразными неврологическими расстройствами, но также и для улучшения состояния бинокулярных функций. Оперативное лечение целесообразно не только в дошкольном, но и в школьном возрасте. Хирургическое устранение косоглазия у детей с ДЦП должно сопровождаться соответствующим (по показаниям) плеопто-ортопто-диплоптическим лечением.

Здравствуйте, Вадим. Спасибо Вам за интересные статьи в блоге.

Я узнал о Вас с РМС и от Антона Вурдафта. Очень ценю Вашу работу в рамках EBM в детской офтальмологии. Я рискнул обратиться к Вам, так как испытал трудность определения дальнейшей тактики у ребёнка с ДЦП и косоглазием. И уже не знаю, на что мне опираться в данном конкретном случае на ЕBM или отечественную школу. К тому же у меня не так много было детей с ДЦП и косоглазием (всего 3). Позвольте, вот этот случай.

Девочка. 12,5 лет. Ребёнок с ДЦП, невербальный, осмотру к тому же резко мешают гиперкинезы, контакт с ребёнком очень затруднён. Ситуацию усугубляет бабушка девочки (офтальмолог), которая сама ребёнка не лечила ранее, попросила меня и теперь вмешивается в процесс (даже диагностики), доходя до конфликтов.

Жалобы со слов матери: постоянное отклонение левого глаза кнутри.

Анамнез. Косоглазие заметили в год. Лечения никакого не было (даже очков или окклюзии, капали только не понятно зачем тауфон и семакс). Мне позволили заниматься ребёнком 2 месяц назад, хотя я уже с ней встречался в мае этого года и предлагал помощь.

Status oculorum:

Vis OD=0,4 sph. +0,5D cyl.-0,75D ax 15’=0,8, OS=0,2 sph. +1,25D cyl.-2,0D ax 10’=0,4

По четырёхточечному цветотесту характер зрения монокулярный-OD. Угол по Гиршбергу 15 градусов (OS -эзотропия). Угол девиации во всех позициях взора, а также при фиксации разноудалённых объектов одинаков. Дал рецепт на очки, хотя рефракцию определял после циклоплегии цикломедом, так как бабушка девочки врач-офтальмолог заявила, что атропин мы капать не будем (мол это вредно). Угол в очках не изменялся после 2-х месяцев лечения. Назначал вместе с очками окклюзию от сна до сна (но бабушка-офтальмолог её отменила), я оставил окклюзию только на несколько часов в день для лечения амблиопии до момента, когда я соберу недостающие данные и подумаю, что делать дальше. Мама девочки согласилась на диагностическую атропинизацию. После 2 недель атропинизации угол уменьшился до 7’. Рекомендовал продлить атропинизацию ещё на недельку – косоглазие стало практически незаметно 1-2’ может быть (не больше). Смотрел их 3 дня назад. При кавер-тесте установочных движений нет. Глаза стоят прямо. Движения все ещё раз проверил- сохранены.

Рефракция после 3-х недельной атропинизации.

Скиаскопия (так тяжело я ещё никого не скиаскопировал).

OD M-0,5Dвертикал. меридиан OSM-1,5D вертикал. меридиан

Hm +0,25Dгориз. меридиан Hm+0,75D гориз. меридиан

Данные АРМ (циклоплегия атропином 3 недели, держали ребёнка троём)

OD sph. +0,5D cyl.-0,75D ax 16’ OS sph. +1,25D cyl.-2,25D ax 7’

Передний отрезок- норма. Глазное дно – ничего примечательного. Зрительная фиксация центральная (но ей тяжело долго фиксировать объект из-за гиперкинезов). Движения глаз проверял во всех позициях взора, а также пытался определить функцию каждой мышцы из исходного положения глазных яблок в абдукции и аддукции. Каких-то ограничений не отметил. Данных за какие-либо синдромы, ассоциирующихся с эзотропией, также не достаточно.

Фото после окончания атропинизации, после которой косоглазие стало не заметно.

(см. прикреплённые файлы)

Диагноз: Содружественное сходящееся монолатеральное косоглазие левого глаза. Смешанный астигматизм обоих глаз. Амблиопия слабой степени левого глаза.

Рек-но:

Думаю, что хирургия не нужна вообще в этом случае.

Очки для постоянного ношения (носит).

Прошу совета по дальнейшей тактике, по режиму окклюзии. Действие атропина проходит и косоглазие снова начинает появляться.

Думал поначалу ещё о методе оптической пенализации, но как-то пока не срослось.

Я очень буду ждать Вашего ответа. Спасибо.

Детский церебральный паралич – лечение в Германии

Детский церебральный паралич (ДЦП) — это группа хронических не прогрессирующих двигательных дисфункций с поражением центральной нервной системы, нарушениями работы мышечной системы, речи, координации, задержкой умственного развития. Распространённость заболевания среди новорождённых детей составляет примерно 2 на 1000.

Причины возникновения ДЦП и основные факторы риска

Как правило, причиной возникновения ДЦП является патология клеток головного мозга, вызванная его кислородным голоданием или травмами в перинатальном, то есть, дородовом и послеродовом периоде. Детский церебральный паралич не является генетическим заболеванием, хотя некоторые учёные рассматривают вероятность наследственной предрасположенности.

Преждевременные роды (недоношенность) являются одной из главных причин развития заболевания (примерно в половине случаев).

Установлено множество других причин возникновения ДЦП, в частности в период беременности:

- травматические поражения матери и плода в период беременности и родов;

- генетические, соматические и инфекционные заболевания матери;

- токсические поражения головного мозга (отравления химическими веществами и т.д.)

- хронические нарушения кровообращения головного мозга у плода различного генеза;

- гестозы (ранние и поздние);

- несовместимость крови плода и матери (по группе или резусфактору);

- внутриутробное тугое обвитие плода;

- преждевременная отслойка плаценты.

Также к факторам риска появления детского церебрального паралича можно отнести:

- врачебную ошибку в ведении родов;

- тазовое предлежание;

- стремительные роды;

- маловесный или крупный плод;

- узкий таз.

Ранняя диагностика ДЦП имеют чрезвычайно важное значение, ведь своевременное начало проведения лечебно-реабилитационных мероприятий — главный благоприятный прогностический признак максимального восстановления нарушенных функций.

Первые симптомы развития детского церебрального паралича могут быть выявлены как сразу после родов, так и проявляться постепенно в раннем грудном возрасте. Главным признаком возникновения ДЦП является появление двигательной дисфункции, а именно: спастичности, ригидности, атаксии, тремора конечностей, атетоза.

Родители и медицинские специалисты должны внимательно наблюдать за состоянием и развитием ребёнка, в частности за появлением следующих тревожных симптомов:

  1. Отсутствие сразу после рождения или несвоевременное угасание абсолютных рефлексов. Например, нарушения функционирования центральной нервной системы могут проявляться в сохранении ладонно-ротового рефлекса и автоматической ходьбы до 4-6 месяцев.
  2. Несоблюдение сроков развития двигательных и игровых навыков, речи.
  3. Наличие непроизвольных движений, длительного кивания головой.
  4. Отсутствие зрительного и физического контакта с матерью.

Помимо вышеуказанных признаков развитие ДЦП может сопровождаться следующими проблемами:

- эпилепсия;

- нарушение ориентирования в пространстве;

- изменение восприятия окружающего мира;

- задержка психоэмоционального и речевого развития;

- недостаточность органов слуха, зрения, ЖКТ и мочевыделительной системы.

Зачастую, последствия повреждения клеток головного мозга сглаживаются широкими компенсаторными возможностями детского мозга. А потому, несмотря на довольно широкую распространённость факторов риска развития заболевания, диагноз ДЦП выставляется относительно редко.

Лечебно-восстановительные мероприятия при ДЦП

Эффективность лечебных и восстановительных мероприятий при ДЦП напрямую зависит, в первую очередь от своевременного их начала, а также планомерности, методичности. Комплекс реабилитационных программ направлен на интегрирование ребенка в среду сверстников, развитие его самостоятельности в повседневной жизни, улучшение психоэмоционального состояния.

Специалистами немецких клиник разработаны и успешно применяются комплексные программы нейрореабилитации для детей и подростков с ДЦП, включающие в себя самые современные методики медикаментозного, ортопедического, хирургического и восстановительного лечения.

Одна из них — синергетическая рефлексотерапия — заключается в проведении максимально широкого спектра физиотерапевтических процедур, что вызывает взаимное усиление их лечебного эффекта. Клиническими исследованиями доказана высокая эффективность методики синергетической рефлексотерапии: в более чем 90% случаев удается существенно улучшить состояние пациента, в частности, восстановить двигательные функции почти на 65%. Причём сочетание этой методики с результатами применения современной неврологической ортопедии позволяет достигнуть стойкой и длительной ремиссии заболевания, а также избежать хирургического вмешательства на крупных суставах.

Активное физиотерапевтическое воздействие на организм позволяет значительно сократить долю медикаментозной терапии и, соответственно, оградить пациента от негативных последствий приёма большого количества препаратов.

В рамках синергетической рефлексотерапии применяются следующие виды лечения:

  1. Различные виды массажа, мануальная терапия, рефлексотерапия, акупунктура благотворно воздействуют на повышенный тонус мышц.
  2. Лечебная физкультура и спорт.
  3. Бальнеотерапия: минеральные ванны, гидромассаж, аквагимнастика в бассейне.
  4. Музыкальная терапия (пение, акустическое стимулирование).
  5. Игровая и трудовая терапия (рисование, лепка), обучение чтению и письму, логопедические занятия.
  6. Эрготерапия, то есть развитие навыков самообслуживания в быту.
  7. Методики Бобат и Войта.
  8. Психологические тренинги.

В случае необходимости ребенку индивидуально подбираются ортопедические протезы, инвалидные коляски.

Немецкими специалистами-реабилитологами разработана уникальная методика «садовой терапии», оказывающая благотворное влияние на физическое и эмоциональное состояние пациента. Помимо места уединения и отдыха, парк при клинике может стать тренажёрным залом со множеством препятствий, территорией для игровой терапии с природными аттракционами.

Немалое внимание в немецких клиниках уделяется здоровому питанию, которое основывается на современных достижениях диетотерапии.

По всем вопросам неврологического лечения в Германии мы дадим вам исчерпывающие ответы, подберем лучшую клинику и специалистов, поможем в получении виз для выезда на лечение и других организационных вопросах.

По вопросам проведения лечения свяжитесь с нами по телефону:

Тел: + 49 1521 0493 087

Тел: + 49 211 977 180 23

Факс:+ 49 211 977 180 24

или напишите нам письмо на почту: info@medyourlife.com

Косоглазие при ДЦП.

Косоглазие  при ДЦП – проблема довольно частая. По статистике около 75% детей с ДЦП имеют ту или иную форму косоглазия. Это вызвано слабостью мышц, контролирующих движения глаз. В данном случае, мы не стали исключением. Косоглазие у Зухры появилось в 4 месяца и стало самым первым симптомом, сигнализирующем что что-то не так. Мы регулярно наблюдались у окулиста где-то до 4-х лет. Потом я нашла методику Домана, в которой очень много посвящено зрительному анализатору, конвергенции зрения и прочим проблемам связанным с глазами. После посещения первого курса лекций Институтов походы к окулисту прекратились. Мне казалось, я нашла решение проблемы. Ползание и паттернинги улучшают конвергенцию и устраняюткосоглазие при ДЦП. Да, это действительно так. Я вижу это на Зухре, косоглазие у неё стало практически незаметно. Но…,оказывается не все так просто.

Начала готовить Зухру к школе. В «подготовку» помимо всего прочего входит письмо, а именно прописи. Начали учиться писать, и я заметила, что при ближнем зрении косоглазие опять усиливается. Смотрит вдаль – глаза вроде ровные. Смотрит на тетрадку с прописью, глаза (особенно левый) начинают косить. Особенно сильно это проявляется, когда она пытается сосредоточиться на какой-то одной мелкой палочке, которую надо обвести. И в этот момент, очень часто она «промахивается», т.е. обводит палочку не там, где она стоит, а в каком-нибудь другом, рядом стоящем месте. Из чего я делаю вывод, что у неё вблизи страдает бинокулярное зрение. Бинокулярное зрение – это способность видеть одну объемную картинку двумя глазами. Т.е. каждый глаз видит по отдельности свою картинку. А потом эта информация поступает в кору головного мозга и там соединяется в одну. Если на каком-либо отрезке этого пути (глаз-глазодвигательные мышцы-зрительные пути-кора головного мозга) имеется проблема, то бинокулярное зрение может страдать в той или иной степени.

Решила поэкспериментировать. Закрываю  попеременно то один, то другой глаз. Отдельно каждым глазом видит вблизи лучше, уже не «промахивается»,  но правым глазом Зухра видит хуже чем левым. Окклюдеры (повязки  закрывающие глаз). назначенные нам окулистом ещё 3 года назад я перестала применять, когда начали заниматься по Доману. Получается, что зря. Почему-то я надеялась, что это полностью решит наши проблемы с глазами. Ан нет. Косоглазие частично  прошло, т.е. косит глазами Зухра не так часто и не так сильно, как раньше. Но острота зрения страдает. Насколько сильно — не могу знать. Эх, чует моя чуйка, без визита к окулисту нам не обойтись.

Источники:
http://www.eyepress.ru, http://vadimbondar.ru, http://mosain.ucoz.ru, http://ummzukhra.ru/kosoglazie-pri-dtsp

Следующая:


23 июня 2018 года

Комментариев пока нет!
Ваше имя *
Ваш Email *

Сумма цифр справа: код подтверждения